denataliya (denataliya) wrote,
denataliya
denataliya

Categories:

Дмитрий Викторович

По пути в магазин встретила Риту. Не поняла сначала, что за странная девочка-подросток ко мне бежит, улыбается, руки для объятий раскинула... Встала, как вкопанная, думаю - ну, все... Приплыли. Люди после праздников совсем умом пошатнулись. А девочка тем временем подбежала ко мне, обняла, целовать начала в щеки, в лоб, в губы... И такая у нее радость искренняя! Что и мне как-то радостно на душе стало. И я ее обнимать начала. А она тем временем посмотрела мне в глаза пристально, чупчик свой темненький со лба убрала, капюшон сняла и расстроенно, не отводя глаз, спрашивает шепотом:

 - Вы меня не узнаете?

И тут я понимаю, что и чупчик мне знаком, и глаза и носик этот остренький...

 - Рита!  Да... Ты всегда бешеная была, непредсказуемая. Не знаешь, что от тебя и ждать.

Посмеялись. Вспомнили, как она мои нервишки в лагере потрепала, как я ее успокаивала после ссоры с каким-нибудь Андреем или Сережей с первого отряда. Почти 5 лет прошло с тех пор. Срок вроде-то и небольшой... Например, если смотреть на разницу между 30-летним человеком и 35-летним, то ее можно и не заметить. А вот между 13-летней девочкой и 18-летней женщиной разница, конечно есть. Например, Рита призналась мне, что никогда бы не стала делать того, от чего мы ее спасли тем летом... Мы - я и Дмитрий Викторович. Дима. Это он ее спас, а не я на самом деле. Я лишь предотвратила возможные последствия, а он - причину. Я бы так не смогла. Дима был педагог от Бога, настоящий друг и очень хороший человек. Все говорили - хороший психолог. Но для меня психолог - это профессия, функция. Человек - больше чем функция. Дима функцией не был, Дима - Человек.


...Лагерь, в котором я работала, располагался за Волгой. Хорошее местечко - воздух, солнце и вода. Классика! Я любила вставать пораньше, до официального подъема, надевать купальник, шорты, шлепки и, перекинув через загорелое плечо полотенце, идти на берег Волги. Там было тихо и безлюдно. Солнышко еще не до конца проснулось, еще не начало припекать... Я сбрасывала с себя шортики и прыгала с небольшого самодельного пирса в воду. К этому пирсу давно уже ничего серьезного не причаливало - разве что надувные лодки с рыбаками, да и то очень редко. Я плавала минут 10, потом собиралась и шла обратно в лагерь - будить детей. И так каждое утро... Благо, дождей тогда было мало. Как раз во время одного из таких утренних купаний я и познакомилась с Димой. Ему тогда было 23 года. Красивый, молодой, загорелый парень пришел порыбачить с пирса, а тут я... В шортиках. И с полотенцем. Слово за слово - разговорились. Оказалось, что он жил как раз на той турбазе, где и располагался наш летний лагерь. Мне показалось странным, что я его раньше не видела. А вот он меня - да, и очень часто.

Мы подружились, и очень скоро Дима стал работать вожатым, как и я. Просто пришел к нашей директриссе и сказал - хочу работать с детьми. Хочу и - самое главное - знаю как. В тот же вечер Дима стал Дмитрием Викторовичем, вожатым первого отряда. Ему достались самые сложные дети - наглые, невоспитанные, непослушные и не признающие авторитет старшего. Все думали - сдуется поцан, соскочит. Даже спорили - сколько продержится. День, два, неделя... Дмитрий Викторович не сдавался. Всякое было - ночные поиски беглецов, разнимание пьяных драк, улаживание конфликтов с правоохранительными органами (некоторых ребят ловили на воровстве). Но он неизменно улыбался, выглядил бодро и каждое утро, даже после бессонных ночей, ходил со мной на пирс...

Мы не были близки физически, наши отношения не подпадали под привычное определение любви или влюбленности. Даже дружбы. Мы могли не общаться сутки, а утром прийти вместе на пирс, бросить друг другу небрежное "привет, как дела", искупаться и молча разойтись. Еще через сутки мы могли сидеть полночи в беседке и разговаривать обо всем подряд, он мог выслушать, мог помочь советом и быть самым внимательным на земле человеком. А мог и промолчать. Нет, это не была влюбленность... Но нас от чего-то тянуло друг к другу.

Но по-настоящему Дима раскрылся тогда, когда спас Риту из моего отряда. Девочка выросла в детдоме. Людям, которые росли в семье, с мамо и папой, не понять психологию таких детей. Они могут быть свиду спокойными, а через 20 минут у них уже истерика и необоснованная агрессия. Точнее, она не обоснована на первый взгляд. Проходящий мимо, увидев подобное поведение, покрутит у виска и скажет - идиотка какая-то. Но на самом деле причина есть. Просто таких детей задевают и ранят не те вещи, которые могут задеть или ранить человека, выросшего в полноценной семье. Они могут проигнорировать прямое оскорбление, ибо привыкли к такому обращению. Но если вы промолчите на их вопрос... Например на вопрос "Я сегодня дежурю или Аня?", это может стать поводом для истерики. Потому что этим самым вы будоражите самый большой их комплекс - комплекс одиночества, покинутости и никому не нужности. Но это все мои наблюдения и опыт, не будем приравнивать его к истине.

Рита была нервным ребенком - постоянно в кого-то влюблялась, потом страдала из-за этого, предпринимала показушные попытки суицида. Могла в знак протеста против вселенской несправедливости и мужской "кобелимости" сутки не выходить из комнаты. В такие минуты ее лучше не трогать - Рита возбуждалась и успокаивалась сама. К ней нужно было проявлять внимание, но дозировано. Иногда ставить в игнор. Вобщем, я знала как с ней нужно работать и особых проблем с этой девочкой не испытывала. До поры до времени...

Однажды ко мне подошла ее подруга Лёка и попросила отпустить Риту с ней и ее мамой в город - погулять в парке, сходить в зоопарк, покататься на каруселях. В этот день Рите исполнялось 14 лет и она чувствовала себя как никогда одиноко - никто из родственников не приехал ее поздравить. Даже не позвонил. Хотя я прекрасно знала, что у девочки есть тетя, дядя, сестра. И даже где-то под Ульяновском сидит отчим. Никто из них не удосужился вспомнить про Риткин день рождения. Я пожалела ее и отпустила... Вечером, как и обещала Лёкина мама, девочки вернулись. Но Ритка была сама не своя - отвечала односложно, смотрела сквозь меня, была бледна и отказывалась от еды. Она зашла в комнату, плюхнулась на кровать и пролежала так до самого отбоя. Я пыталась выяснить у Лёки что произошло, но та никак не хотела рассказывать. Я решила отстать от них... И это была самая моя большая ошибка, потому что уже через 20 минут после отбоя, когда я делала обход, Ритки не было в своей комнате... Не было ее и в других... Не было ни в одном корпусе! У меня бешено заколотилось сердце, я в панике побежала в вожатскую, разбудила напарниц. Потом побежала в соседний барак, барак первого отряда. По пути едва не сбила с ног Дмитрия Викторовича, который тоже делал обход.

 - Дима! Димка! Рита пропала!!

У меня была паника, потому что Рита могла отчебучить что угодно, но сбежать после отбоя. Дмитрий Викторович задал мне несколько вопросов, из ответов на которые он понял, что свет на ситуацию может пролить только Лёка... Мы пошли поговорить с ней. Она уже не стала отмалчиваться, ибо понимала, что ситуация не из разряда шуток. А случилось следующее... В Самаре Ритка решила зайти к семье своей тети, потому что надеялась в глубине души, что там ей будут рады. Она купила торт и пошла к ним в гости... Но чуда не случилось. Рите даже не открыли дверь, а тетка крикнула что-то вроде - мамкину долю хаты пришла просить? Да х*й тебе! Не ты, ни твоя голодранка-мать ничего сюда не вложили, так что проваливай! Лёка сказала также, что Рита после этого не проронила ни слезинки... Она просто сказала, что тетя не в духе, что в следующий раз обязательно получится поговорить. А еще она оставили торт под дверью. Не знаю, зачем она это добавила... Видимо, решила ничего уже не скрывать - мало ли что.

Мы решили разделиться... В итоге уже через час я нашла Риту на футбольном поле. Она сидела на небольшой трибунке, снизу. Я не сразу поняла, что темная скрюченная фигурка - это моя Риточка. Было темно, я посветила фонарем - она. Глаза пустые, коленки ободранные, в руках ножницы зажаты... Я подошла к ней, села рядом.

 - Рита, отдай, - я потянулась за ножницами, но девочка их очень крепко схватила.
 - Наталья Николаевна, я не хочу жить...
Меня аж изнутри пробрало... Это был не голос 14-летнего ребенка. Это была уставшая, отчаявшаяся женщина. И я впервые растерялась, глядя на свою Риту. Я не знала, что ей сказать, что возразить. Банальные фразы она бы не услышала - это факт... Меня спас Дима. Он появился внезапно, откуда-то сверху. Он подошел бесшумно, сел рядом с девочкой.

 - Знаешь, мне тоже плохо. Ой, как плохо. Меня тоже бросали миллион раз уже. Я-то постарше тебя буду, знаю что с каждым разом проще переживать это не получается. Но со временем начинаешь учиться не терпеть, а справляться. Понимаешь меня?

 - А как справляться? Бухать что ли...

 - Алкоголь и наркотики не решают проблему и не делают тебя лучше. Это удел трусов и отбросов. Чем, как ты выразилась, бухать, уж лучше ножницами по вене. Так быстрее сдохнешь. И проблем никому не сделаешь.

 - А я и так - для всех проблема...

 - Это ты сама так решила. А значит никто тебя в обратном не переубедит... Но я не буду этим заниматься. Я могу доказать тебе обратное. И я сделаю это обязательно, если ты сама этого захочешь. Но не сегодня. Сегодня ты меня и Наталью Николаевну очень сильно измучила... Если хочешь перестать быть проблемой, а стать уже, наконец-то, человеком, приходи завтра до подъема - в 6:00 вот сюда, на это же место. Я тебя научу. А не хочешь, - Дима кивнул на ножницы в Риткиной руке. - У тебя есть выбор.

После этого он взял меня за руку и буквально потащил в сторону корпусов. Я никак не хотела осталять девочку одну, но Дима убедил меня, что с ней ничего не случится. "Ты веришь мне?", - спросил он, глядя мне в глаза и приблизившись почти вплотную. Я кивнула. Он поцеловал меня в лоб, пожелал спокойной ночи и ушел в свою вожатскую. И это был, пожалуй, самый интимный момент в истории наших с ним взаимоотношений...

На утро я, сама от себя не ожидая, встала не в 6:00, как рсчитывала, а на 10 минут позже... Сразу же запаниковала - проспала!! Проспала час встречи на футбольном поле... Вскочила, начала быстро натягивать шорты и майку. Потом буквально впрыгнула в шлепанцы и побежала на поле. Дмитрий Викторович и Рита уже были там... Он сидел на пыльном футбольном газоне по-турецки, а девочка стояла рядом, держа на руках белого щенка и внимательно слушая наставления вожатого. Я подошла к ним.

 - Что же это такое?, - совсем беззлобно спросила я, косясь на щенка. Только сейчас я рассмотрела - какой он крохотный.
 - Натааалья Николаевна, можно я оставлю его? Я ухаживать буду, честно-честно!!, - Взмолилась Рита.

Я молча кивнула. И улыбнулась. Девочка поблагодарила и побежала к корпусам, прижимая крохотное тельце к груди.

 - Это и есть твоя наука быть человеком, Дмитрий Викторович?, - Недоверчиво спросила я , гляди вслед удаляющийся девочке.
 - Это Тоби. Из помета сучки, которую Андреев, хозяин турбазы, держит. Мать пока рожала его что-то там передавила - он ослеп на один глаз и на одну лапу не наступает. Хотели его утопить - я не дал. Ухаживал за ним. Теперь пускай Рита ухаживает.

Я с недоумением посмотрела на Диму.

 - Когда она пришла сюда сегодня утром я показал ей щенка и рассказал что с ним случилось. И что из-за этого от него хотят избавиться, выкинуть. И что она, Рита - последняя надежда Тоби. Без нее он умрет... Знаешь, когда человеку говорят, что кто-то , не важно кто - слепой щенок или безлапый котенок - без него умрет, мысли о суициде оставляют этого человека. Я это знаю наверняка. Лучше всех даже.

Я хотела что-то спросить у него, но в этот момент заиграла музыка из мультфильма "Чебурашка". Пора было будить детей и вести их на завтрак...

.....
За время нашей сегодняшней короткой встречи, Ритка рассказала мне, что учится в институте, что у нее появился молодой человек - они живут самостоятельно. И Тоби живет вместе с ними - он вырос, окреп, почти не хромает. И что она очень благодарна мне и особенно Дмитрию Викторовичу. И я спросила - как он, Рита? Ты видишься с ним? На что Рита сказала мне, что они с Димой очень дружили, переписывались обычными письмами, потом "контактились"... А потом Димы не стало. Он погиб от раковой опухоли 1,5 года назад... То, что был болен написал ей уже будучи в больнице, за пару месяцев до смерти... И она даже не смогла приехать к нему, чтобы увидиться. Не знаю почему, но меня эта новость очень сильно расстроила... Понятно, что мы не общались с Димой, понятно, что он был лишь теплым воспоминанием из моей юности, интересным персонажем одного из ее периодов, и что если бы не Рита я бы и не узнала, что он умер. Но... Но, черт возьми, иногда лучше не знать. И мне искренне жаль, что такого человека не стало.
Subscribe

Buy for 20 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 14 comments