denataliya (denataliya) wrote,
denataliya
denataliya

ЛОВИСЬ,РЫБКА, В МУТНОЙ ВОДЕ…

Оригинал взят у dunya_lebed в ЛОВИСЬ,РЫБКА, В МУТНОЙ ВОДЕ…

. Успела!   Я так боялась, что утки уже улетели…      Небо сыплет снежной крупой, а они плавают, голубушки.   Видимо, до отлёта осталось совсем немного: кряквы уже собрались в стаи и вот - вот встанут на крыло. Я встречала их в апреле, и сейчас очень хотелось проститься перед отлётом. Я  знаю, куда они летят. Наши утки зимуют в Сирии. И  не убережёшь, и не спрячешь, потому что полетят они в эту пылающую страну обязательно. Остаётся только ждать. Они вернутся. Все, кто уцелеют, обязательно вернутся на Воронежские озёра. Потому что Родина.

DSC01758

Вы никогда не задумывались, почему люди с такой готовностью встают сейчас под экологические знамёна?   События у соседей,   эко-волнения в Ульяновске и под Воронежем, только начало. Политологи предупреждают, что «наши добрые друзья» сейчас будут разыгрывать именно экологическую карту. Что, на мой взгляд, неудивительно: у нас совсем не осталось безусловных ценностей. Нам   почти невозможно найти всеобщее объединяющее начало. Сознание расшатано настолько, что мы уже не можем все хором сказать: «Да, это хорошо. А вот это плохо. Так делать категорически нельзя!»   Церковь, дети, предки, верность, война … А вот деревья ломать нельзя, и точка. Вот с этим согласны все. Даже те, кому абсолютно плевать на природу. Посмотришь вокруг Воронежских озёр, на дохлых кошек, на горы пластиковых бутылок, следы кострищ на берегах, и понимаешь, что окрестные обитатели меньше всего озабочены бережным отношением к природе.

0_34b25_81b350f_XL
А при этом, если что, грудью пойдут на амбразуру: «Не трожь озёра!» Почему?

Давайте для начала выясним, что за человеческий материал живёт там, на берегах озёр.

А почему озёра называются «Воронежские»?

Наверное, потому что находятся на Воронежской улице.   А улица-то почему вдруг Воронежская?   Да ведь это же   микрорайон Авиационного завода!   Здесь в начале 70-х   завод строил дома для своих рабочих. У кого тогда   вдруг торкнуло сердце, кто сказал : «Пусть улица будет называться « Воронежская»?

18-ый воронежский авиационный завод     прибыл в Куйбышев в 1941-ом . Наш авиационный – это воронежцы, они всему корень! Те, кто в ту лютую зиму включал станки под белым небом, кто работал по 18 часов, кто тосковал по дому и родным улицам, но так и остался в Куйбышеве, потому что здесь остался завод. В начале 80-х с заводского аэродрома каждый месяц взмывали в небо    10 красавцев ТУ-134, завод строил больше 100 самолётов в год, а по цехам   ещё   ходили седые мастера, которые держались немножко особняком, своим кланом, их так и звали : «воронежские».

А потом завод начали убивать. Зарплату не платили по 5-6 месяцев. А не нравится – уходи, никто не держит. И посмотрите: вместо того, чтобы расползтись по квартирам, озлобиться и замкнуться, превратиться в то самое «атомизированное общество», когда каждый сам по себе, они вдруг объединяются и начинают борьбу за спасение озёр! Ничего удивительного. Авиационный – единственный завод в городе, который, когда его начали убивать, пошёл по улицам многотысячным маршем. И омоновцы   прятались   за щитами.

Задумайтесь, какая нужна внутренняя сила, чтобы в то время, когда все раздавлены   и растеряны, встать стеной у родных озёр и сказать «Мы здесь власть!» В городе 173 водоёма, но кто не сходит со страниц газет,   кто с голыми руками шёл на строительную технику и гнал   экскаваторы до самой границы, чью борьбу окрестили «великой битвой»?   ТОС «Воронежские озёра». Это действительно особый народ. Это боль и любовь моя, куйбышевцы.

Стиль «Русское Бедное»

… Снег – не снег, а противная мелкая крупка шуршала по плечам, хозяйка   огромного алабая, гуляя по парку, рассказывала местные новости: крысы из подвалов переселились в камыши, и дети их теперь подкармливают, как белок, тут же в зарослях обитают и местные коты, которые теперь вполне себе «камышовые» - то есть дикие и свирепые, а огромные тополя спилили, потому что сердцевина прогнила , и один даже упал на спортплощадку.

- Эти обшарпанные трубы … спортплощадка?!

Затраты в парке были явно по минимуму, то ли для того, чтобы сносить потом легко было, то ли просто сработали «на отвяжись». Парк эконом-класса,   застенчивая нищета. Здесь всё в стиле «русское бедное».   Помню, как в 2007-ом потрясло меня это глумливое унижение. Тарховская администрация расстаралась:   в новом парке «Воронежские озёра» появилась платная детская площадка. А рядом - горка для бедных, под которую заботливо насыпали щебёночку.

…Девочка шлепнулась попой на щебенку. Заалели капельками крови две царапины.
-Ты на ножки, на ножки вставай! Скатилась с горки - стразу на ножки! Видишь, как мальчик…
 Те, кто сыпал под горку щебенку, они идиоты? Нет. Рядом, в огороженной резервации под вывеской "Детский Рай" песочек. А здесь - щебенка и битое стекло. Здесь, видимо, «Детский Ад». Для бедных. Вы ещё удивляетесь, почему потом молодые отцы шли с голыми руками на экскаваторы? Ярость требует выхода, был бы предлог.

Щебёнку потом убрали. Сейчас стоит «для бедных»   халабудина в мрачном лиловом раскрасе. Радуйтесь, детки, за бесплатно.   Знаете, почему я уверена, что в этой экологической борьбе на самом деле очень мало экологии и заботы о природе?   В парке «Воронежские озёра»   таблички с объявлениями прикручены к деревьям шурупами. Прямо в живое тело дерева - по 2 шурупа, и ничего, все ходят, улыбаются.
DSC01757 2

Но и это не самое главное. Самое страшное я увидела в апреле, когда пришла встречать уток.

Мина замедленного действия

Вы обращали внимание, как сделаны асфальтовые дорожки в парке?   Они приподняты над землёй   сантиметров на 10 и опоясывают озёра. Это дамбы, которые не пускают талые воды в чашу озера.

DSC01774 2
Чтобы всё понять, нужно было в апреле увидеть эти весенние ручьи, которые   натыкались на дорогу и сворачивались рядом с ней в лужу, так и не напоив озеро.   Высокий уровень грунтовых вод худо-бедно поддерживает существование этих озёр. Но   наполнения и обновления воды в них не происходит.   Дорожки очень точно перекрыли весь участок водосбора. Посмотрите, как обмелели озёра, как высоко вздымаются    обнажившиеся края озёрных чаш. И давайте уже скажем честно: утка – птица болотная, на чистой воде она не живёт, ей нужны камыш и тина. Сколько осталось им жить, этим озёрам?   Два-три года. А потом кто-то скажет, что смешно беречь зловонные лужи.

А что же наши борцы за экологию?    У каждого второго из них есть дача, наверняка рыли дренажные канавы, и здесь одного взгляда достаточно, чтобы понять, как убивают озёра. Но – тишина.

Поэтому-то я и утверждаю: сами озёра в этой борьбе – дело десятое…

Знаете, сколько стоит полная механизированная очистка одного озера?    Около миллиона рублей.   За эти деньги   специалисты срежут камыш, вытянут  со дна   старые диваны,   вычерпают весь ил и очистят родники. .    Небольшие, в сущности, деньги. Если посчитать, то асфальт обошёлся явно дороже.    Почему же   на асфальт деньги нашлись, а на чистку - нет?   Мутная история.

И ведь вот что странно: в Самаре в трёх вузах (Гос.Университет, ПГСГА, университет Наяновой) готовят биологов. Доктора наук, аспиранты, доценты. Может быть, кто-то припомнит   открытое письмо биологов в защиту самарских водоёмов или пикет, в котором стояли бы учёные Самары?   Рабочие заводов, их дети бьются за сохранение озёр. Это на их средства вас растила когда-то страна, учила, строила институты и оплачивала ваши загранкомандировки и лаборатории. Страна верила, что у неё есть учёные, которые всё объяснят и не дадут обмануть народ.   Говорят, что сейчас, когда идёт реформа РАН, учёные очень удивлены тем, что страна, все как один, быстренько не встала на их защиту. Правда-правда, удивлены!

Конечно, приятно читать в газете   самарского Университета : «наши выпускники работают от Калифорнии до Японии и Австралии, несколько биологов являются гражданами США». Какое счастье! Стали гражданами США! Сходите на Воронежские озёра, пока утки ещё здесь, спросите у крякв, что такое Родина…

DSC01780

О простых и ясных лозунгах

На приём в областное министерство лесного хозяйства, охраны окружающей среды и природопользования я пришла, смешавшись с группой эко-активистов. Хотелось понаблюдать, как на самом деле министры разговаривают с народом, когда не «для прессы».   И, знаете, что я вам скажу? Замечательно разговаривают!    Александр Иванович Ларионов был сама любезность.    Правда, сначала я чуть было не сдала все явки и пароли. Когда министр сообщил нам радостную новость:

- А знаете ли вы, что самарские озёра на самом деле копани, искусственные пруды?

Я чуть было не воскликнула:

- А как же! Сама писала!

Но удержалась. А дальше я сидела, втянув голову в плечи и молила, чтобы диктофон не подвёл и я могла потом в спокойной обстановке послушать и понять, что же здесь, на моих глазах происходило.

А творилась явная бесовщина. Руководителей эко-протеста   вообще не интересовало всё, что касается самих озёр. Они пропускали мимо ушей информацию про очистку, их вообще не заинтересовали три варианта спасения водоёмов, про которые рассказала зам. министра Татьяна Николаевна Сафронова. Они не задавали вопросы о финансировании. Вежливо прослушали сообщение о том, что самарская городская администрация, наконец,   взяла на себя ответственность за Воронежские озёра. Знаете, что их интересовало?   Площадка. Гектары городской земли.   Их интересовала территория. Яростно, страстно они требовали застолбить 28 га «водосбора». Слушать про «водосбор» было немножко смешно, а в основном, неловко. После того, как озёра   окружили асфальтовыми дамбами и вообще лишили притока талых вод, говорить о «водосборе», как мне казалось, было просто неприлично. В 19 веке купцы Шихобаловы у себя на даче устроили   пруды. В 21 веке в изменившейся среде, когда вокруг не леса, а город,   пытаться сохранить для этих прудов те же самые условия с «территорией водосбора» - это, на мой взгляд, бред и утопия. Здесь нужно инженерное решение, которое позволит подпитывать пруды водой. Никто, кроме специалистов, не знает о том, что пруды Ботанического сада, которые   признаны образцовыми, круглосуточно пополняются из центрального водопровода, иначе уровень воды очень неустойчив. И это самый реальный выход.

Но почему-то нашим   эко-протестантам всё это было совсем не интересно. Они считали гектары и требовали остановить строительство церкви. И, похоже, это было самым главным требованием. Поскольку, как заявил вожак протеста, «христианству всё равно скоро конец».

… Вся Воронежская улица оклеена объявлениями: «Анонимная помощь наркоманам и алкоголикам», «Квалифицированные специалисты снимут ломку и выведут из запоя», «Устал от наркотиков? Мы поможем!»   Они нашлёпаны на стенах гаражей, на сгоревшем павильоне, у дверей магазина… «Квалифицированные специалисты» знают, где кучкуется их клиент.  

У меня к вам вопрос, дорогие мои борцы за экологию, которые любят простые и ясные лозунги.

Сначала вы   запретили здесь строительство кукольного театра. Отлично, культура здесь не нужна. Потом вы   бросались на экскаваторы, когда здесь пытались построить спортивный центр. Замечательно, спорт здесь тоже не нужен. Теперь вы пытаетесь выжить отсюда церковь. Великолепно, о людских душах заботится тоже не надо. Всё во имя экологии!   Всё во имя «водосбора»!

Но, как же так получилось, что на «территории водосбора»   вольготно чувствуют себя лишь огромный Торговый Центр и автостоянка, спускающая бензин и соляру аккурат в водичку. Возле них нет ни пикетов, ни митингов. А на берегах озёр – сплошь следы расслабухи в стиле «пей- бухай, отдыхай».   &

0_34b1f_9f34d8c0_XL
nbsp;                                                                                                                                                                            Сами озёра при этом благополучно гибнут, а чиновничья забота лишь ускоряет их кончину. Какой-то странный итог многолетней борьбы под лозунгом «Спасём Воронежские озёра!», не находите?

На самом деле ничего странного. Итог закономерный. Если понимать, что экология здесь только повод, люди хотят чтобы их услышали, власть не очень умеет это делать, а под шумок речёвок и простых и ясных лозунгов кто-то сноровисто обделывает свои делишки.

Перестройка-1 тоже начиналась у нас с экологии. Палаточный лагерь под Чапаевском, где куйбышевцы требовали закрыть завод по уничтожению химического оружия, был, по сути, самым первым в стране майданом. Ну что, снова на те же грабли?

Я так хочу верить, что   всё обойдётся, и снова придёт весна. И над Воронежскими озёрами поплывёт малиновый звон. И люди будут стоять толпой у церковной ограды. Они будут смущённо улыбаться и неумело креститься.

- Здравствуй, Господи. И прости нас.

Мы выжили. Мы приходим в себя. А над головой вместе с колокольным звоном вдруг пролетят оттуда, из дальней и тревожной Сирии, утки. Они будут устало махать крылами и медленно опускаться на гладь Воронежских озёр.   Прилетят. Обязательно. Наших так просто не собьёшь.

Subscribe

Buy for 20 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments