denataliya (denataliya) wrote,
denataliya
denataliya

Самокат

Эта пара была цвета окружающего пространства. Потому что практически растворялась в сером асфальте, тяжелом влажном воздухе и пасмурном небе. Возраст назвать также не представлялось возможным… Ну, может, 35-40. Впрочем, нет. Скорее всего, 27-34. Даже так: 27-40. Глупо звучит, но возраст действительно сложно было определить. Они шли рядом – он пил пиво из жестяной банки, небрежно вышагивая, и что-то рассказывал, активно употребляя слова «ебать», «блять» и «нахуй». Периодически его кидало через «ебаный в рот», да так сильно, что понять основную мысль повествования было сложно. Впрочем, она понимала. Семенила рядышком, такая худенькая, похожая на загнанную лошадку. Кивала головой с собранными в пучок когда-то черными, как смола, а теперь исполосованными сединой, волосами. И тихо-тихо, как мышка, соглашалась с ним. «Да, Володенька», «Я схожу, Володенька», «Не расстраивайся, Володенька». Володенька не был пьян, хоть от него и разило ЛВИ. Явное похмелье.

За ними, словно шнурочек, увивался мальчишка на самокате. Лет 5-6. Он молча шаркал тоненькой ножкой в стоптанном сандалике. «Шарк-Шарк-Шшшшарк». Самокат был старенький, но пацаненок его явно любил. Он увлеченно отталкивался от асфальта и, наклонив голову вниз, внимательно смотрел на то, как колесик «съедает» асфальт.

Пара свернула к подъезду панельного дома. Мальчишка ловко вписался в поворот, продолжая увиваться за ними.

- Папа, можно я еще два кружочка сделаю?

- Домой! – Рявкнул Володенька.

- Папочка, ну один? Пожалуйста!, - Мальчик явно не хотел домой.

- Я сказал НЕТ!!

Мальчик опустил голову вниз. Отец взбесился из-за непослушания сына, выдернул у него из рук самокат и швырнул на газон. Пацаненок расплакался и побежал к любимой игрушке.

- Твое воспитание!, - заорал Володенька своей жене. Та, в свою очередь засеменила к сыну, растерянно успокаивая его:

- Папу надо слушаться, ну, что ты… Слушаться надо…

Володенька допил пиво, смял рукой банку и швырнул ее в сторону урны.

- Ууууу, скоты!, - Прорычал он и зашел в подъезд. Следом зашли женщина и плачущий мальчик, прижимающий к себе уже сломанный самокат. Последнее, что можно было расслышать, это блеяние его матери: «починим, не расстраивайся, починим. Ну, что же ты? Папу надо слушаться».

Subscribe

Buy for 20 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 34 comments